Даблби выходит на российский рынок капсульного кофе

Чайный лист сворачивается в капсулу

Сети кофеен ищут новые подходы к покупателям

Сеть кофеен «Даблби» Анны Цфасман попытается повторить успех швейцарской Nestle, которая занимает 71% российского рынка капсульного кофе. Компания запускает производство чая и кофе в капсулах для кофемашин. Но конкуренты владелицы сети относятся к ее идее скептично: в России ни один из проектов, основанных на клонировании технологий Nespresso, не принес ожидаемых результатов.

Фото: Сафрон Голиков, Коммерсантъ / купить фото

Сеть кофеен «Даблби» запускает производство одноименного кофе и чаев Е-шен и Дянь Хун в капсулах, рассказала “Ъ” ее основатель Анна Цфасман. Первоначальный запланированный объем производства по обеим позициям — 180 тыс. капсул в год. На запуск нового продукта понадобилось 2 млн руб. «Приготовить капсульный кофе “Даблби” можно будет в обычной кофемашине Nespresso»,— отмечает госпожа Цфасман. Для кофе в капсулах «Даблби» будет использовать сырье из Руанды и Колумбии, для чая — китайские сорта. Если новое направление бизнеса окажется рентабельным, объем производства увеличится. Анна Цфасман рассматривает возможность создания собственных мощностей для этого, а пока планирует размещать заказы на кофе в капсулах в Москве и Санкт-Петербурге, а на чай — в Китае. «Основные каналы продаж кофе в капсулах — интернет-магазины, кофейни-партнеры, небольшие розничные компании, производители и дистрибуторы кофемашин и т. д.»,— перечисляет Анна Цфасман.

«Даблби» основана в 2012 году, состоит из более чем 85 заведений в Москве, Санкт-Петербурге, городах России, Дубае, Барселоне, Праге, Тбилиси. Выручка компании в 2017 году составила 980 млн руб.

Пионер производства кофе в капсулах — швейцарская Nestle. В 1986 году она зарегистрировала дочернюю структуру Nespresso, которая занимается капсульным кофе, тогда же выпустила первую одноименную кофемашину. Сейчас у Nestle два бренда капсульного кофе Nespresso и Nescafe Dolce Gusto. Корпорация долго защищала свои разработки патентами, ограничивая возможности развития конкурентов в этом сегменте, но в 2012 году срок действия большинства из них истек. А в октябре 2013 года Европейское патентное ведомство отменило патент Nestle на систему Nespresso (тогда мировой рынок кофе в капсулах Euromonitor International оценивал в $6,6 млрд). По данным самой компании, в России по итогам 2017 года она занимала 71% рынка капсульного кофе. Гендиректор Ассоциации производителей чая и кофе Рамаз Чантурия говорит, что пока нет объективной оценки российского рынка капсульного кофе, так как это относительно новый сегмент и отсутствует единообразие в подсчетах. Сегмент чая в капсулах еще моложе: первые капсулы в широкую продажу вышли в начале этого года, их выпускает «Орими Трейд» (бренды «Принцесса Нури», Greenfield, Tess).

Основатель «Брилль Cafe» Антон Акифьев (компания выпускает кофе в капсулах с 2011 года, сейчас ежемесячный объем производства 250–300 тыс. штук) говорит, что за прошедшие пять лет рынок капсульного кофе в России удвоился, конкуренция тоже выросла. По его словам, в этом сегменте также работают Single Cup, «Блюз», «Московская кофейня на паяхъ». Собственное производство кофе в капсулах позволяет эффективнее контролировать качество и снизить себестоимость на 15–40% в зависимости от площадки, говорит господин Акифьев. «Новой компании, которая выпускает капсулы для машин Nespresso, придется конкурировать прежде всего с их производителем»,— уверен он, подчеркивая, что ни один из производителей-клонов Nespresso пока не добился существенных успехов в России.

По словам эксперта NPD Group (оценивает данные по рынку общественного питания в восьми российских городах-миллионниках) Марины Лапенковой, крупнейшие сети традиционных кофеен все еще занимают 55% рынка, но начинают терять позиции за счет развития новых концепций и в премиальном, и в бюджетном сегментах. «Кофе входит в каждый третий заказ в заведениях общепита в России»,— подытожила госпожа Лапенкова.

Фабрика осталась без счетов

Конъюнктура

Мацестинская чайная фабрика Константина Туршу, одно из крупнейших в России предприятий по переработке чайного листа, прекращает работу из-за ареста счетов и имущества предприятия. Об этом заявил председатель совета директоров компании Константин Туршу. По его словам, Арбитражный суд Краснодарского края предписал арестовать счета и недвижимость предприятия. 15 февраля Локо-банк, у которого ТД «Мацеста чай с 1947 года» — «дочка» фабрики — взял кредиты на 50 млн руб., переуступил остатки задолженности по ним (около 22 млн руб.) третьему лицу — ООО «Грин Пауэр», аффилированному с другим кубанским производителем чая — «Объединение Краснодарский чай».

Эксперимент с капсулами

«В популярности капсульного кофе в России во многом «виноват» Джордж Клуни, — говорит Антон Акифьев, основатель кофейного бренда «Брилль Café». — Без роликов Nespresso с его звездным участием люди так и воспринимали бы капсулы как химию, присадки — что угодно, но только не кофе».

В 2011 году Акифьев первым в России стал производить капсульный кофе. Но с ходу отбить сколько-нибудь заметную часть рынка у международных корпораций Nestle и Lavazza не удалось. Три года предприятие приносило убытки, пока рынок не обвалился, а клиенты не стали искать варианты подешевле.

Читайте также:
В Дубае посетителям отеля подают золотой капучино

Капсулы «Брилль Café» стоят в среднем на 25% дешевле импортных аналогов. По мере развития кофейного бизнеса выяснилось, что более существенные обороты (правда, при меньшей марже) дает торговля кофейными зернами собственной обжарки. За 2016 год оптовая торговля капсульным и обжаренным кофе принесла группе компаний около 60 млн руб. выручки и 7 млн руб. прибыли. А главное, российского производителя наконец заметила розница — компания заключила контракты с X5 Retail Group и Metro Cash & Carry.

Капсульный формат

Кофе в капсулах изобрел сотрудник компании Nestle Эрик Фавр. Разработка настолько понравилась его боссам, что в 1986 году Nestle Group зарегистрировала отдельную компанию, получившую название Nespresso. В том же году Nespresso вывела на рынок свою первую кофемашину, позднее компания зарегистрировала еще один бренд Nescafe Dolce Gusto. Все разработки были защищены патентами, но очень быстро у Nestle появились последователи вроде итальянской компании Lavazza, американской Mondelez, которые продавали видоизмененные капсулы и кофемашины для них. А в 2012 году сроки действия большей части патентов Nespresso истекли и капсулы для машин Nespresso стали выпускать многие. В Россию мода на капсулы пришла в 2009–2010 годах, когда Nespresso начали активно рекламировать на телевидении.

«Правильная чашка кофе — это искусство. Например, настоящий espresso perfecto — это 25–30 мл напитка, полученного ровно из 7 г молотого кофе в течение 25–30 секунд варки, и никак иначе», — рассказывает Антон Акифьев. — Обывателю без специальных знаний и опыта добиться такой точности почти невозможно, а капсулы содержат в себе уже готовую смесь ингредиентов, пропорции которых выверены технологами на производстве». В отличие от молотого кофе, который после открытия пачки сохраняет вкусовые качества не больше месяца, запечатанные капсулы могут храниться полтора года.

Главный недостаток капсульного кофе — высокая цена. Капсула для «Эспрессо» в рознице стоит 25–35 руб., а себестоимость порции обычного зернового кофе для одной чашки — 5–8 руб.

Студенты и фастфуд

Антон Акифьев после окончания экономического факультета МГУ работал бренд-менеджером в российском представительстве North Winds Brewing Corp, где занимался продвижением марок пива Foster’s, Edelweiss и Kirin. Когда Nord Winds приобрела винный завод в Молдавии («Винориум-Сервис»), Акифьев занял там пост директора по маркетингу. Но новый бизнес холдинга прожил недолго: в 2006 году главный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко запретил ввоз на территорию России молдавских вин. «Компания перестала существовать в один день», — вспоминает Акифьев. Впрочем, к тому моменту Акифьев уже вовсю занимался кофейным бизнесом.

Еще в 2002 году Антон вместе со школьным другом Ярославом Кулевым зарегистрировал ООО «Виджер» и купил кофейный автомат Samsung за $2 тыс., который поставил в одном из московских вузов. В первый же день работы автомат продал больше 80 чашек кофе. Через полгода Акифьев владел уже 16 аппаратами, которые стояли, как правило, в учебных заведениях: студенты оказались выгодной целевой аудиторией. Главная проблема этого бизнеса — высокие затраты на покупку автоматов. Денег у предпринимателей не было, а масштабировать бизнес хотелось.

В 2004 году Акифьев заключил трехлетний контракт с Nestle. Корпорация предоставляла компании «Виджер» брендированные автоматы и кофе Nescafe, а предприниматель договаривался с владельцами офисов, кафе, АЗС об их установке и занимался обслуживанием. Владельцы недвижимости закупали кофе по 8–10 руб. за чашку (с этой суммы свою долю имел и «Виджер») , а дальше продавали клиентам или сотрудникам по 70 руб.

Также предприниматель начал сотрудничать с итальянским производителем зернового кофе Caffe Mauro — этот кофе в отличие от продукции Nescafe подходил уже не только для фастфуда, но и для дорогих ресторанов. Для этого пришлось зарегистрировать новую компанию — ООО «Рико Дистрибьюшн», т.к. условия контракта с Nestle не позволяли работать с другими партнерами от имени того же юрлица​.

Made in Тула

Идея обжаривать кофе самостоятельно и упаковывать его в капсулы появилась в кризис 2008 года. «Я чувствовал тренд — благодаря кризису собственное производство в России должно было стать выгодным делом», — рассказывает Антон.

Предприниматель решил оседлать растущую волну импортозамещения и создать отечественный аналог знаменитого Nespresso. Он предложил партнеру Ярославу Кулеву вложиться в производство, но тот отказался. Партнеры разделили бизнес и продали часть аппаратов.

Чтобы протестировать спрос, Акифьев закупил около 700 машин с капсулами итальянской компании Binotti, потратив на это 1,4 млн руб. Их удалось продать в Москве за три месяца, заработав около 2 млн руб. Стало понятно, что спрос есть. В 2011 году Акифьев нашел нового партнера, который поддержал идею производства капсул. По данным СПАРК, 26% «Рико Дистрибьюшн» владеет Ренат Айсин.

Читайте также:
Moscow Coffee Festival 2018

Вместе совладельцы за 3 млн руб. выкупили здание площадью 550 кв. м и прилегающий участок в 24 сотки в поселке Первомайский Тульской области. С поиском помещения помог бывший руководитель тульского филиала «Виджера», Сергей Трофимов (сейчас — начальник производства «Брилль Café», бренд Акифьева), который жил в поселке и часто проезжал мимо полуразрушенного здания на велосипеде. «Это здание строили еще пленные немцы после войны. Построили хорошо, фундамент, стены — все стояло, не было только крыши. Внутри здания росли березки», — вспоминает Акифьев. По его словам, ремонт здания обошелся в 5 млн руб. — пришлось вывезти 18 самосвалов мусора, заново проводить коммуникации, заливать пол. На весь процесс запуска производства партнеры потратили 23,4 млн руб.

Кофе они закупают в европейских портах, куда приходят суда с контейнерами из Эфиопии, Кении, Бразилии и пр. Жарить зерна решили самостоятельно: это позволило от начала до конца соблюсти технологию и заодно сэкономить — на зеленый кофе в отличие от обжаренного при ввозе нет пошлины.

В капсулы обжаренный кофе упаковывала итальянская капсульная машина: она засасывает зерна специальным «пылесосом», перемалывает их и фасует в упаковки по 7 г, а нитрогенная установка выкачивает из капсулы кислород. Отслеживают качество технологи. «Однажды они решили выпендриться: поэкспериментировали с процессом, и кофе, на наш взгляд, получился вкуснее, чем обычно. Но эту партию в несколько тонн нам вернули: люди привыкают к одному вкусу, а если чашка кофе вдруг стала другой — значит, она стала хуже», — рассказывает Антон.

Сами формы для капсул, пленку и фильтр-бумагу «Брилль Café» сначала заказывала у итальянской компании Carte Dozio. А в 2015 году на Акифьева вышел небольшой завод по производству пластмассовых изделий из Челябинска с предложением продавать капсулы такого же качества на 20% дешевле. «Мы сначала отнеслись с недоверием — сама по себе форма для изготовления капсул стоит $ 25 тыс., а тут местные кулибины сами разработали эту форму, — рассказывает Антон. — Но качество нас приятно удивило». Сейчас «Брилль Café» продолжает работать с челябинским заводом, экономя на закупке капсул 300–400 тыс. руб. в месяц.

Спасительное зерно

С клиентами на первом этапе было сложно, признает Акифьев. «Убедить народ, что в России вообще можно производить приличный кофе — задача непростая», — говорит он. Готовые капсулы планировали продавать производителям и дистрибьюторам кофе-машин, но предприниматели не так любят эксперименты, как обычные потребители.

Рынок капсульного кофе разделен на несколько форматов по видам кофемашин. Самый популярный — формат для кофемашин Nespresso (65% рынка) и Dolce Gusto (15% рынка), говорит Вячеслав Тимашков, совладелец компании — производителя кофейных капсул Single Cup Coffee, один из последователей Акифьева. «Брилль Café» выпускает капсулы в формате Lavazza Espresso Point (LEP). Такие капсулы занимают, по оценкам компании, порядка 15–20% рынка.​

На момент запуска производства в 2011 году формат Nespresso был еще защищен патентом, и выпуск капсул под этот формат был бы нарушением закона. Поэтому Акифьев выбрал более узкую нишу. Ему удалось договориться с российскими дистрибьюторами итальянских кофейных машин Lavazza в регионах — Смоленске, Ярославле, Екатеринбурге, Сергиевом Посаде.

Но рыночная ниша LEP была небольшой. Спустя полтора года производство капсул так и не вывело «Брилль Café» в прибыль. Акифьев решил расширить ассортимент. «Мы все равно обжаривали зерна на собственном производстве и пришли к логичной идее выделить еще одну линейку», — объясняет Антон. Теперь часть зерен после обжарки сразу уходила на упаковку и в продажу, а часть — по-прежнему упаковывалась в капсулы. Зерновой кофе «Брилль Café» продавал ресторанам и кафе, связи были налажены еще во времена, когда Акифьев занимался обслуживанием кофемашин.

В 2015 году «Брилль Café» случайно вышла за пределы России. Дистрибьютором компании в Германии стал Николай Родлер, русский эмигрант, живущий в Кельне. С ним Акифьев познакомился через общего друга. Сейчас русские капсулы «Брилль Café» можно найти в нескольких ресторанах быстрого питания Кельна. Они обходятся дешевле, чем от местных поставщиков. В планах компании — искать новых представителей в странах Европы и Китае. «Китай — вообще лакомый кусок сейчас, — говорит Акифьев. — Китайцев 1,5 млрд человек — огромный рынок. И все эти полтора миллиарда начинают активно пить кофе, виски, пиво, курить сигареты — спасибо западным веяниям. Кофейный рынок удваивается в Китае ежегодно».

Первые три года работы были для компании убыточными, в ноль производство вышло только в 2014 году, а в 2015 году удалось заработать первую прибыль — 7 млн руб. Сейчас порядка 60% всего производимого кофе продается оптом дистрибьюторам, 30% — прямые продажи в рестораны​, 10% — розничные продажи через интернет-магазины кофе. В этой структуре до сих не было важного элемента — продаж через розничные сети. Но сейчас он появляется, и упор делается не на капсулы, а на продажу зерен собственной обжарки.

Читайте также:
Греция отзывает .... итальянский кофе

Продавать напрямую

Чтобы нарастить объем продаж, Акифьев решил идти в ретейл. Он рассылал коммерческие предложения, но никто не отвечал — рынок уже поделили западные корпорации. Тогда предприниматель обратился за помощью в Министерство промышленности и торговли. «Мы с партнером просто пришли на прием к директору департамента потребительских рынков Денису Паку, рассказали свою историю — мол, российские производители, хотим влиться в струю импортозамещения, но с улицы зайти в сети не можем, — вспоминает Акифьев. — Он при нас сделал два звонка — в X5 и Metro, и уже через две недели я встречался с представителями обеих компаний».

Контракты с компаниями X5 Retail Group и Metro Cash & Carry «Брилль Café» подписала осенью 2016 года. В Х5 Акифьев планирует продавать кофе на развес: на стойке в торговом зале будут стоять 12 видов кофе в стеклянных «карманах», кофемолка и весы. Покупатель сможет сам выбрать нужный сорт и объем кофе, взвесить, пробить штрих-код и отнести на кассу. Цена на все сорта будет одинаковой — 180–200 руб. за 100 г. С ООО «Рико Дистрибьюшн» заключен договор, подтверждают в Х5 Retail.

В сети Metro, которая ориентирована на мелких оптовиков, «Брилль Café» установит «уголок для вендинга». Там будут продаваться необходимые для вендинговых аппаратов продукты: стаканчики, ложки, пакетики сахара и зерновой кофе «Брилль Café». На это сотрудничество Акифьев возлагает большие надежды: он рассчитывает нарастить выручку группы компаний до 110 млн руб. по итогам 2017 года. ​

В объеме производства «Брилль Café» капсулы сейчас занимают лишь 15%, остальное — обжаренные зерна. Но маржа на капсулах в два раза выше. Акифьев не теряет надежды привить россиянам любовь к капсулам. «Общий объем потребления кофе в стране растет: это модно, кофе берут с собой, его пьет молодежь. Обычный кофе уже становится чем-то повседневным, люди ищут новые формы. И капсулы благодаря умелой рекламе наших конкурентов могут стать новым трендом», — уверен он.

Он уже не одинок. Кроме «Брилль Café» капсульный кофе в России производит сейчас еще ряд компаний: «Московская кофейня на паях», «Живой кофе», Single Cup Coffee, «Кофе Блюз» и Coffelover.

«С мая 2016 года мы тоже производим капсулы, но работаем в формате машин Nespesso,​ и поэтому с «Брилль Café» не пересекаемся», — говорит Вячеслав Тимашков из Single Cup Coffee. По его словам, сегмент Nespesso — самый крупный на рынке, к тому же оригинал сильно подорожал из-за слабости рубля. При этом пока, несмотря на рост числа российских производителей, подавляющую долю капсульного рынка по-прежнему занимают западные игроки. «Нужно время, чтобы покупатели стали доверять отечественному кофе», — говорит Тимашков.

Кофе без круассана: как внедрить в России новую бизнес-модель

Во время поездки по Эфиопии специалист сети «Даблби» по обжарке кофе застрял по пути в местность Каффа: джип увяз в размокшей во время дождя глине. Пришлось несколько дней ждать, пока бульдозер разровняет дорогу. Но экстремальные ситуации привычны для сотрудников компании — д ля них это рабочие поездки по плантациям в поисках разных сортов кофе. За год с небольшим «Даблби» открыла 16 кофеен в Москве, Петербурге, Нижнем Новгороде и Астане и получает выручку 8 млн рублей в месяц. Как компании удается не разориться при серьезных затратах в условиях жесткой конкуренции?

Основатель «Даблби» Анна Цфасман, экономист по образованию, работала в студии Артемия Лебедева и Coca Cola, а затем несколько лет трудилась в должности управляющего директора в сети «Кофеин». Уволиться и открыть собственное дело она решила из-за споров с инвесторами. К своему проекту Цфасман привлекла коллегу из «Кофеина» Ольгу Мелик-Каракозову.

Норвежский идеал

«Сначала мы думали о кофейных магазинах, это дешевле и проще, но потом все-таки остановились на кофейнях. Мне давно хотелось попробовать сделать место, в котором будут предлагать кофе и ничего больше», — говорит Цфасман. Вдохновил ее опыт норвежского бариста Тима Венделбое, который занимается обжаркой кофе и держит в Осло кофейню, где в меню нет еды. Фирма Венделбое сотрудничает с плантаторами и выбирает зеленый кофе самостоятельно.

Цфасман решила отказаться от массмаркета, не гоняться за точками в проходных местах, для экономии на аренде выбирать для кофеен небольшие помещения — не более 30 квадратных метров. Продажу кофейных напитков предприниматель решила сделать основным бизнесом, в расчете, что она даст более 90% выручки (в обычных кофейных сетях эта цифра составляет около 50%). Отказ от еды стал не только частью концепции, но и способом сэкономить на персонале и оборудовании.

Читайте также:
Дикси + Кофе Хауз = "Д + Кофе Хауз"

«Ограничив издержки, я смогла сконцентрироваться на кофе», — объясняет Цфасман.

Для компании пытались найти смешное имя. Первый вариант был «Бабушка Бэтмен». Это шутливое прозвище дочь Анны и ее подружки дали своей бабушке, матери Анны, за энергичный характер. От идеи отказались, опасаясь проблемы с авторскими правами, но название решили сохранить, сократив до неузнаваемости. Так родилось ВВ, или «Даблби». Образ бабушки есть и на логотипе — старушка в косынке с крыльями летучей мыши.

Запуск бизнеса обошелся партнерам в 30 млн рублей. Стартовый капитал — собственные средства и кредит — ушел на покупку оборудования, партии кофе и аренду помещения. Первая кофейня недалеко от Лубянки открылась в мае 2013 года. «Три месяца приходилось буквально выживать», — говорит предприниматель.

Коллеги и знакомые отговаривали, утверждали, что в России формат монокофейни без еды не приживется.

Однако через год после открытия первой точки Цфасман вышла на операционный ноль. Правда, строгий отказ от еды ей все же пришлось смягчить: в меню появилось печенье, но не более. От краха компанию спасло открытие точек в бизнес-центрах. «Там легче функционировать, настроившись на режим 5/2, проще решить вопрос с арендой», — говорит предприниматель. Сейчас в Москве у «Даблби» восемь уличных точек и пять — в бизнес-центрах. «Офисный работник получает больше, чем среднестатистический «уличный» клиент, но всегда есть риск, что он сделает выбор в пользу бюджетного кофейного автомата или офисной кофемашины», — поясняет исполнительный директор консалтинговой компании «РестКон» Андрей Петраков.

Значительную часть ресурсов и сил Цфасман тратит на отбор кофе. Командировки на плантации в Латинской Америке и Африке организуют в среднем раз в месяц. Отобранные партии кофе доставляют в Москву и обжаривают. Собственная обжарка снижает себестоимость и дает возможность улучшить качество продукта. Стандартный путь кофе от фермы до кофейни обычно состоит из шести звеньев: экспортер — склад в Европе — трейдер — импортер — склад в России — обжарщик. В итоге при закупочной цене на ферме в $4 за килограмм кофе среднего качества на выходе стоит $12. «Даблби», выступая как обжарщик, покупает кофе у экспортеров и сама привозит его в Россию. В результате за те же $12 она покупает более качественный кофе по закупочной цене на ферме $7. В первый год обжарка приносила почти 50% выручки, но Цфасман поняла, что выгоднее развивать сеть кофеен.

«Мы тоже отбираем зеленый кофе, часто ездим на место производства, но работаем не с фермерами, а с оптовиками. Думаю, в «Даблби» лукавят по поводу индивидуальной работы с плантаторами», — сомневается владелец сети «Кофеин» Евгений Коган. Генеральный директор Российской ассоциации производителей чая и кофе Рамаз Чантурия считает, что поездки на плантации в премиальном сегменте кофеен иногда практикуются, правда, представители кофеен ездят не самостоятельно, а вместе с трейдерами.

Кофейный лимонад

В ассортименте «Даблби» в среднем вдвое больше кофейных напитков, чем у конкурентов, — всего около 40 видов от капучино и эспрессо до авторских (хиты продаж — лавандовый раф и кофейный лимонад). Непопулярные экспериментальные напитки из меню исчезают. «Я против излишнего расширения меню. Не стоит экспериментировать себе в убыток. У нас нет напитков, которые бы стояли в меню для красоты», — говорит предприниматель.

Цены на базовые напитки в «Даблби» соизмеримы с конкурентами, средний чек не превышает 450 рублей. Стандартный эспрессо у Цфасман стоит 150 рублей, в «Шоколаднице» и «Кофе Хаусе» — 155 рублей. Маржинальность кофеен Цфасман достигает 60%, остальные 40% цены делятся поровну между себестоимостью продукта и затратами на работу бариста. Проходимость кофеен «Даблби» в бизнес-центрах достигает 500 человек, а уличных кафе — 150-300 человек в день. «С такими показателями заведения «Даблби» работают с прибылью. Обычным кофейням больше по площади, чем их заведения, нужно 200-250 клиентов в день, чтобы не работать в убыток», — говорит Андрей Петраков из «РестКон».

Сомнения конкурентов в жизнестойкости концепции «без еды», похоже, не оправдались.

Около года назад к Цфасман обратился первый желающий купить франшизу. Сергей Миночкин зашел в одну из кофеен «Даблби» и заинтересовался форматом. «Вложения в такую кофейню минимальны, окупаются очень быстро. Неудачно расположенную точку можно легко перенести в другое место», — говорит он. Первая кофейня по франшизе открылась в мае 2014 года, сейчас их уже одиннадцать, одна находится в Астане. Скоро откроется первая европейская точка — в Праге.

Тем не менее коллеги по рынку все еще сомневаются в успехе Цфасман. Андрей Петраков из «Ресткон» считает, что из-за холодного климата в России рискованно торговать напитками без еды. Не верит в успех своей бывшей подопечной и владелец «Кофеина» Евгений Коган. «Проект вырван из российского контекста. У нас еще не сформировалась культура потребления кофе. «Даблби» убьет отсутствие достаточного количества клиентов, которые готовы оценить качество продукта. Пока этот бизнес – только красивая картинка, он развивается за счет вливания инвесторов», — говорит он. Рамаз Чантурия из «Росчайкофе», наоборот, считает, что идея Цфасман имеет право на существование — формат доказал свою экономическую работоспособность, но в процессе расширения сети предприниматель неизбежно столкнется с проблемами потери качества и позиционирования бренда, ведь эксклюзивный продукт не может быть массовым.

Читайте также:
Как выбрать велосипед для подростка - типы велосипедов, на что обратить внимание, советы

Цфасман мрачные прогнозы не смущают. В ее ближайших планах — российские города-миллионники. Недавно открылась первая кофейня в Нижнем Новгороде. За ближайший год количество точек «Даблби» должно вырасти до полусотни.

Анна Цфасман, «Даблби»: «Гости нам говорили, что все очень дорого» Как сеть кофеен реагирует на падение доходов посетителей и претензии франчайзи

Кофейни «Даблби» начали распространять культуру спешиалти-кофе одними из первых в городе. С тех пор прошло семь лет, горожане распробовали альтернативу, а ванильный раф стал продаваться на каждом углу. В ответ «Даблби» с прошлого года стали открывать кофейни «Вайт» — с чуть более широким ассортиментом еды и чуть менее дорогим кофе. В декабре также открылся «Блэк» на Якиманской набережной — первое заведение сети с алкогольными коктейлями на основе кофе и чая.

Оба новых формата, как и большинство других точек сети, работают по франшизе. Всего у компании 100 заведений в России и за рубежом. Правда несколько франчайзи в конце года пожаловались на финансовые потери и недостаток поддержки от владельцев бренда. The Village поговорил с основательницей и гендиректором сети Анной Цфасман о новых кофейнях, ситуации на рынке и претензиях покупателей франшизы.

«Даблби»

Дата основания — 2012 год

100 кофеен в России и за рубежом, из них 88 по франшизе

Годовая выручка — 1 миллиард рублей

Средний чек — 250–960 рублей (в зависимости от формата кофейни)

«Белый» дешевле

— Почему вы запустили две новые концепции — «вайт» и «блэк»?

— Мы дошли до определенного размера своей сети и понимаем, как ее развивать дальше. Но есть много рынков, на которых мы не представлены. Например, рынок недорогих кофеен. Люди осознают, что тратят на кофе четверть или треть зарплаты. Они начинают думать, как на нем сэкономить. Кто-то готов пить кофе худшего качества, кто-то не готов. В нише недорогого кофе появилось много игроков, и мы обратили на него внимание.

— Вы имеете в виду кофе за 60–100 рублей?

— 60 рублей — это совсем дискаунт. За столько мы просто не можем продавать кофе. Но в 100 рублей с нашими возможностями по закупкам мы со скрипом, но можем вписаться. Зато миссия компании будет близка к воплощению. Хочется, чтобы хорошую чашку кофе мог себе позволить любой человек. Так появилась идея сделать небольшие недорогие кофейни. Мы поняли, что можем располагать их в местах скопления аудитории и что-то ей предложить. Это не обязательно кофе, может быть, новый дизайн или еда — у нас в меню появились сэндвичи и десерты. При этом в «Вайт» меньше выбор напитков: мы оставили несколько авторских, но их будут покупать люди, не готовые тратить много денег на кофе.

Нам также нужно было снизить стоимость запуска. За счет чего? Обычно мы покупаем кофемашину за 10–16 тысяч евро; в «Вайт» стоит машина за 4 тысячи. К ней мы купили прибор, который сам взбивает молоко, и бариста остается все правильно смешать. Мы убрали пуровер, который долго делать, и поставили фильтровую кофеварку, чтобы можно было быстро отдавать чашку черного кофе. То же самое с персоналом: нужно было найти способ обучать бариста не шесть недель, а меньше. Каждый процесс мы попытались оптимизировать.

— Почему в «Вайт» такие яркие стены?

— Мы понимали, что нам нужно не нанести вред основному бренду. Мне говорили, что если ты делаешь что-то более бюджетное, то у тебя большие риски для ключевых кофеен. Долго думали, как назвать проекты, в итоге решили пойти по цветам. В пику названию интерьер «Вайта» мы постарались сделать максимально ярким. Нам было важно расширить горизонты, основная задача — выйти в спальные районы. Мы тестируем формат полгода на «Каширской». Но вторую точку мы открыли на «Трехгорной мануфактуре».

— Там он конкурирует со стоящей рядом «Правдой», где кофе дешевле.

— Он не просто дешевле, есть большая разница в качестве. У нас разный подход и к кофе, и к молоку, и к тому, как должны вести себя бариста. Это нормально. Они не пытаются свой кофе продать за 300 рублей, делая вид, что он восхитительный. Я за это уважаю их. Я не уважаю тех, кто продает ужасный кофе за 350 рублей.

Читайте также:
Кофе в обнимку с рептилией

— Раньше на «Трехгорке» был обычный «Даблби», теперь на его месте открылся «вайт». Это из-за проблем с посещаемостью?

— Гости говорили: «Все очень дорого, мы не можем себе позволить». Мы думали, что делать. Мы не можем в «Даблби» делать скидку. Это было бы странно. Мы решили открыть там «Вайт» и посмотреть, что будет. Если наш эксперимент будет удачным, то мы сможем с ним заходить в бизнес-центры класса B и C, куда нам сейчас дорога заказана. Мы с «Даблби» там смотримся как бельмо в глазу, куда ходит только топ-менеджмент. Мы так не хотим.

Я не уважаю тех, кто продает ужасный кофе за 350 рублей

«Черный» бар

— Мы все время участвуем в кофейных чемпионатах. Получаем большое удовольствие и много денег на это тратим, потому что оплачиваем часы работы, кофе, ингредиенты. У меня сейчас к чемпионату готовятся 15 человек. Их наработки к соревнованиям по кофейным напиткам находят отражение в меню, например, мы начинаем использовать другое молоко. Но с чемпионатов по кофе и алкоголю у нас лежало много рецептов коктейлей, которые никто не пробовал. Мои ребята пришли ко мне и предложили идею нового формата с алкоголем. Правда, я ничего не понимаю в барах, вообще не пью. Но это культурная миссия для моих ребят, которые делали удивительные вещи в стол. Они стали разрабатывать меню, параллельно подключился чайный департамент, и так появились коктейли еще и с чаем.

— Мы были на открытии, выпили несколько коктейлей, но опьянения не почувствовали. Там так мало алкоголя?

— Они пьются легко. Если вы выпили два коктейля, то вам ничего не будет. Но иногда после пятого люди не могут встать. Там немного алкоголя. Кофе и чай — очень деликатные напитки. Если вылить в них стакан рома, например, то чай вы не почувствуете вообще. То же самое касается кофе.

Нельзя делать что-то алкогольное, но при этом не продавать еду. Тут мы впали в полный ступор. Я не хотела заниматься едой, ведь я не повар и ничего в этом не понимаю. Но Дима Зотов и Дима Акишкин (основатели Zotman Pizza Pie и LavkaLavka соответственно. — Прим. ред.) сами позвонили и сказали: давай мы тебе поможем, не мучайся. Дима Зотов помог с пинсами, сделал рецептуру, все привез, обучил ребят.

— Их поставляют в замороженном виде?

— Нет, замороженным приходит только тесто. Над меню работал и Дима Акишкин. Он сделал технологию, благодаря которой мы можем подавать большую тарелку бульона с разными ингредиентами. Люди сами решают, что они хотят добавить. Мы сейчас и пару салатов дадим.

Иногда место диктует, что надо делать. У нас разношерстная аудитория. К нам ходят сотрудники бизнес-центра — им нужны завтраки и обеды, но они не будут выпивать. За коктейлями люди приходят ближе к выходным, они сидят за барной стойкой и не едят. Плюс с набережной к нам заходят посетители, которые не знают, что такое «Даблби» или «Блэк». Приходят люди с колясками, бабушки, молодежь. Они очень любят пинсу и часто берут глинтвейн.

— У вас цены на коктейли по 500–700 рублей, как в хорошем баре.

— Да, мы отсекаем массовую аудиторию. Но летом на веранде будем делать напитки в кувшинах. Это такая игра форматов, которую мы закончим к следующему октябрю-ноябрю, когда мы будем понимать, что надо добавить, а что вывести. Мы обкатаем формат, чтобы тиражировать. Я уверена, что этот концепт легко приживется в мировых столицах. Мы хотим открывать такие бары в Нью-Йорке, Лондоне, в Шанхае.

— Что хотите делать, помимо «ВАЙТ» и «БЛЭК»?

— Мы смеемся, что надо сделать еще «Грин».

— Мы безостановочно пробуем продукты для веганов и тех, кто не ест мясо. Почему мы маття-латте долго не вводили? Пытались сделать по-настоящему вкусный напиток. Теперь мои ребята сделали отличный рецепт, я заказываю напиток себе. Мы покупаем самую дорогую маттю, смешиваем с кокосовыми сливками, и маття-латте получается правильным по вкусу, хорошо ведет себя в организме.

— Вы сами решаете, что вкусно, а что нет?

— У нас команда, не я одна. Но я всегда имею право вето.

Сеть «Даблби» откроет кофейни в офисах крупных корпораций

Сеть кофеен «Даблби» намерена открывать заведения в офисах крупных компаний: первую такую точку она запустила в сентябре в штаб-квартире Росбанка в башне «Око» в «Москва-сити» в техническом режиме. Об этом «Ведомостям» рассказала управляющий директор «Даблби» Александра Вантье.

Площадь кофейни – 6 кв. м (обычное заведение занимает 40 кв. м), она будет обслуживать исключительно сотрудников банка. Инвестиции в проект составят 5 млн руб. Ассортимент напитков соответствует стандартной кофейне «Даблби», готовить их будет бариста, рассказывает Вантье, но меню ограничено десертами, выпечкой и закусками в банках (паштеты, хумус и проч.). Средний чек – 600 руб. Представитель Росбанка информацию о сотрудничестве с «Даблби» подтвердил.

Читайте также:
Роботы будут готовить кофе

Сеть «Даблби» основана в 2012 г., сейчас она контролируется бизнес-партнерами и совладельцами чайной фабрики Ahmad Tea в России Глебом Смирновым и Сергеем Дашковым. У «Даблби» 73 кофейни (восемь собственных, остальные по франшизе) в Москве, регионах и за рубежом.

Росбанк арендовал 15 500 кв. м во второй очереди башни «Око», сообщал в феврале девелопер башни Capital Group. Договор заключен сроком на 10 лет. Планируемая численность сотрудников нового офиса – более 1000 человек, уточнил представитель банка. «Даблби» возьмет площади у Росбанка в субаренду, условия сделки между компаниями неизвестны. Средняя ставка аренды в «Москва-сити» сейчас составляет 33 000 руб. за 1 кв. м в год (без учета НДС и эксплуатационных расходов), говорит директор департамента офисной недвижимости Colliers International Наталья Боннели. Но, по ее словам, учитывая то, что кофейня в офисе конкретной компании несет в себе социальную или сервисную функцию, в этом случае может идти речь об условной аренде – например, компания вместо платы за помещения сможет получать скидки для своих сотрудников.

По словам Вантье, сейчас «Даблби» ведет переговоры с несколькими корпорациями об открытии кофеен в их офисах. К началу следующего года она может запустить до 10 таких проектов.

Кофейни в офисах уже работают по всему миру: сотрудниками компаний они воспринимаются как дополнительное преимущество, писала Financial Times в сентябре прошлого года. Например, штатные бариста трудятся в представительстве крупной медицинской онлайн-платформы Zava (объединяет службы онлайн-медицины и онлайн-аптеки Zavamed.com, управляется компанией Health Bridge) в Лондоне, кофе-бар на каждом этаже с фирменным кофе от небольшой сети Notes есть в штаб-квартире Goldman Sachs в лондонском Сити.

Кофейни в офисах – маркер успешности компании, это влияет на ее имидж, ведь далеко не все могут себе это позволить, отмечает эксперт по управлению персоналом Strategic Business Partner Елена Каминская. По ее словам, такие проекты свойственны корпорациям, в которых люди являются ключевым конкурентным преимуществом. Для них очень важно создать определенную рабочую атмосферу и уникальную среду, говорит эксперт. Открытие кафетериев с небольшим ассортиментом здоровых снеков, салатов, десертов и кофе – довольно распространенная практика в премиальных офисах, где обычно еще есть зоны для отдыха и медитации, детские игровые комнаты и крем для рук в туалетах, говорит эксперт рынка общепита российского отделения NPD Group Марина Лапенкова. По ее мнению, у такого формата есть как плюсы, так и минусы: трафик заведения ограничен лишь сотрудниками корпорации, но работа в таких компаниях хорошо оплачивается и люди не экономят на качественном кофе. «К тому же часто у многих специалистов нет свободного времени, чтобы каждый раз выходить за пределы здания», – напоминает Лапенкова. Она обращает внимание также на то, что именно на работе люди выпивают большое количество кофе, поэтому спрос на него есть.

Открытие кофеен в офисах рассматривали для себя и другие сети, в частности «Кофемания». Но, по словам представителя компании, она решила пока от этого проекта отказаться, так как сама сеть работает больше как ресторан. «Тем не менее проект может быть не только имиджевым, но и экономически выгодным, ведь из-за пандемии коронавируса кафе и рестораны ищут любые ниши для развития и увеличения выручки», – говорит собеседник «Ведомостей». Аналогичные предложения о сотрудничестве поступали и в Cofix, рассказывает директор по развитию бизнеса этой сети Ирина Леонова. Но она считает кофейню в офисе рискованным форматом, так как его доходность зависит как от количества людей, так и от наличия в здании других точек питания (столовых, мини-кухонь, кофемашин), с которыми надо будет конкурировать. Директор по развитию бизнеса ГК «Шоколадница» Евгений Прохоров говорит, что у компании есть две экспресс-кофейни «Кофе хауз NEW» в здании «РИА Новости» у ст. м. «Парк культуры». По его словам, такие проекты становятся экономически выгодными при наличии в офисе более 1000 человек.

Сеть кофеен «Даблби» намерена выйти на американский рынок

Лента новостей

  • 10:50 В Нижегородской области и на Ямале ввели обязательную вакцинацию
  • 10:21 До 17 человек увеличилось число погибших от суррогатного алкоголя в Оренбуржье
  • 09:50 Mash сообщил об ухудшении состояния актрисы Ларисы Гузеевой
  • 09:24 «Ъ» пишет, что Россия может закрыть представительство при НАТО
  • 08:56 Центробанк лишил лицензии московский Орбанк
  • 08:26 В Оренбуржье от употребления суррогатного алкоголя умерли 14 человек
  • 07:45 Амурский ГПЗ остановил переработку природного газа из-за пожара
  • 07:13 Минэкономики прогнозирует рост цен на непродовольственные товары на 7,2% по итогам года
  • 03:39 Россия приглашает новые афганские власти на международную конференцию в Москву
  • 02:05 Приставы принудительно взыскивают 8,9 млн рублей с Twitter
  • 01:01 El País: Конституционный суд Польши вынес потенциально взрывоопасный вердикт
  • 00:11 В Воронежской области готовятся ввести QR-коды
  • вчера, 23:32 Польша отгородится от Белоруссии капитальным забором
  • вчера, 23:15 Атомная подлодка США столкнулась с неизвестным объектом в Индо-Тихоокеанском регионе
  • вчера, 22:40 Салливан: объемы поставок газа в страны ЕС не отвечают восстанавливающемуся спросу
  • вчера, 22:06 Власти Астраханской области заявили о катастрофической нехватке воды
  • вчера, 21:40 Суд арестовал экс-замглавы Минпросвещения Ракову по делу о хищении 50 млн рублей
  • вчера, 21:32 Reuters: хакеры получили сведения об антироссийских санкциях США и данные контрразведки
  • вчера, 20:58 КС Польши подтвердил верховенство национального законодательства над европейским правом
  • вчера, 20:24 В Татарстане для лиц старше 65 лет, которые не прошли вакцинацию, вводится обязательная изоляция
  • вчера, 19:50 ВОЗ впервые официально дала определение постковидного синдрома
  • вчера, 19:15 Ростуризм разработает маршрут по любимым местам отдыха Путина
  • вчера, 18:44 Информацию о создании арктического флота в России не подтвердили
  • вчера, 18:15 Facebook отказался платить штрафы за отказ удалить запрещенный контент
  • вчера, 17:45 В Токио произошло мощное землетрясение
  • вчера, 17:14 «Газпром» объяснил уход с торгов в России
  • вчера, 17:03 Устроившего стрельбу в школе Казани оставили в СИЗО до 11 января 2022 года
  • вчера, 16:45 С 2022 года начнется пилотная онлайн-продажа лекарств
  • вчера, 16:15 В Екатеринбурге и ряде других городов не будут строить метро
  • вчера, 15:57 Суд отказался рассматривать в особом порядке дело студентки, сбившей троих детей
  • вчера, 15:44 Сложный пожар в Санкт-Петербурге тушат более 100 человек
  • вчера, 15:13 Жертвами циклона в Иране и Омане стали 14 человек
  • вчера, 14:44 Истек срок давности по делу об убийстве журналиста Политковской
  • вчера, 14:38 Следствие ходатайствует об аресте экс-замглавы Минпросвещения Раковой
  • вчера, 14:35 Суд арестовал владельца компании «Росинжиниринг» Дмитрия Новикова
  • вчера, 14:12 Песков: в Кремле нет традиции проставляться на день рождения президента
  • вчера, 13:42 Россиянин задержан в Болгарии по делу о промышленном шпионаже
  • вчера, 13:22 Бастрыкин наградит мужчину, заступившегося за девушку в метро
  • вчера, 12:52 При взрыве на танкере в Иркутской области пострадали два человека
  • вчера, 12:23 Верховная рада проголосовала за отставку спикера Разумкова
  • вчера, 12:15 Основателю Grouр-IB предъявлено обвинение в госизмене
  • вчера, 12:13 СК возбудил дело о покушении на убийство после жестокого избиения в метро
  • вчера, 11:45 Число новых случаев коронавируса в РФ выросло до 27,5 тысячи
  • вчера, 11:21 Курск с 11 октября вводит систему QR-кодов из-за ситуации с COVID-19
  • вчера, 10:49 СМИ: актер Валерий Гаркалин переведен на ИВЛ
  • вчера, 10:23 Экс-замглавы Минпросвещения Ракова заявила, что не скрывалась от следствия
  • вчера, 09:51 В Москве появился сервис по вывозу ненужных вещей
  • вчера, 09:13 В России стартует фестиваль американского кино Amfest
  • вчера, 08:55 Организаторы концертов готовят иск к СМИ из-за неверной интерпретации слов Поповой
  • вчера, 08:22 МВД РФ утвердило новый порядок подачи заявления о несогласии на выезд ребенка за границу
Читайте также:
Радужный кофе: начни свой день с ярких эмоций

Все новости »

До конца года до десяти новых заведений должны появиться в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско и Денвере. Перевод российской франшизы в США — редкий случай. Получается далеко не у всех

Анна Цфасман. Фото: АГН «Москва» –>

Первая кофейня «Даблби» открылась семь лет назад. На устоявшемся рынке появился свежий взгляд: кофе заваривали не только в эспрессо-машине, но и методами «харио» и «аэропресс». Команду «Даблби» называют самой титулованной в России: в ее рядах есть чемпионы мира по завариванию и обжарке зерен, победители конкурсов по латте-арту и кофейному аромату.

Сейчас в сеть входят 85 заведений в Москве, Петербурге, Дубае, Барселоне, Тбилиси и других городах. Два года назад выручка «Даблби» составила почти миллиард рублей. Дела идут в гору — решили расширяться в Штаты. Оперативно с основателем сети Анной Цфасман связаться не удалось. Все, что она заявляла другим СМИ, — концепция и дизайн немного поменяются в угоду американским трендам.

При этом удачный перевод франшизы в США, тем более в общепите, совсем не рядовая история. Из последнего можно вспомнить только «Додо пиццу», которая открыла пару заведений в Штатах. В пиццерии эксперимент назвали удачным. Сейчас оба заведения проданы одному из топ-менеджеров компании. А вот сеть ресторанов «Теремок» закрылась в Америке в прошлом году — по словам гендиректора Михаила Гончарова, развитию помешало враждебное отношение в США.

Михаил Гончаров гендиректор сети ресторанов «Теремок» «С точки зрения развития бизнеса и концепции «Даблби» — один из лидеров рынка и на мировом рынке смотрится вполне достойно. Чисто внутри Америки, чтобы развить подобную концепцию, нужен хороший пиар, потому что все операционное у них отличное. Наш опыт очень печальный, потому что мы, может быть, единственный такой концепт — с русской кухней и с русской историей. Если мы берем «Додо пиццу» или «Даблби», то это не нужно объяснять — тот же кофе, та же пицца. А блинов фактически и русской кухни в Америке нет. Совпал наш выход, мягко говоря, с охлаждением отношений. И в тот момент, когда нам нужен был мощный пиар, выходили статьи о том, что в Лондоне в ресторане отравили Скрипаля. У меня интервью начиналось с вопросов: а не боитесь ли вы, а как вот вы вообще работаете? Возможно, через какое-то время, если отношения наладятся, мы попробуем еще раз поработать в Америке».

Читайте также:
Горячий кофе доведет до рака

Американский рынок больше российского, платежеспособность населения выше. Потенциальных клиентов в два раза больше. А зарплаты в Штатах выше среднероссийских в пять раз. Однако все это — косвенные предпосылки для успеха, они могут и не «сыграть». А вот что вполне реально доставит проблемы бизнесу — это высокая стоимость аренды помещений и нужда в новом обученном персонале. Продолжает директор московского офиса компании Tax Consulting UK Эдуард Савуляк.

Эдуард Савуляк директор московского офиса компании Tax Consulting UK «Налогов придется платить точно больше. И в сравнении с Россией раза в два, это точно. Потребители в США, естественно, очень избалованны. Крайне жесткая конкурентная среда. Все, чего у нас нет, у них уже это есть давно и все к этому привыкли. Другими словами, надо будет очень сильно постараться американцев удивить. Там достаточно сильное государственное регулирование. Несмотря на то, что все жалуются, что в России зажимают предпринимателей или чрезмерные требования есть к продуктам питания, в Америке это тоже есть. Если, не дай бог, там какой-то потребитель обожжется кофе, разольет его себе на штаны, в Америке, соответственно, это, как правило, исчисляется миллионами долларов, а судебная система стоит за потребителя».

Как пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на основателя сети кофеен «Правда кофе» Филиппа Лейтеса, большую часть рынка кофеен в США, около 70%, занимают три игрока: Dunkin, Tim Hortons и Starbucks. Они приелись, говорят эксперты. Поэтому небольшие авторские заведения с индивидуальным подходом обращают на себя внимание. Это и может стать преимуществом «Даблби», где стоимость чашки выше, но кофе вкуснее.

Франчайзи потеряли деньги на кофейнях “Даблби”.

Еще один перепост про кофейни, на этот раз популярная сеть “Даблби”.

Журналисты РБК поговорили с несколькими франчайзи сети кофеен «Даблби», которые остались недовольны подходом основательницы компании Анны Цфасман к ведению бизнеса. Предприниматели на свои деньги открыли кофейни «Даблби» за рубежом, почти не получили никакой помощи от партнёра и закрыли заведения с убытком для себя.

Сеть «Даблби» сейчас насчитывает 85 кофеен в России и за рубежом, говорится на сайте компании. По данным майского исследования РБК «Российский рынок кофеен 2018», в рейтинге крупнейших в России сетей кофеен и кафе-кондитерских «Даблби» занимает 18 место.

Сколько стоит франшиза «Даблби»

РБК приводит историю трёх предпринимателей, которые на свои деньги открыли кофейни «Даблби» за рубежом, но закрыли заведения, так и не окупив вложения.

Владислав Падруль заплатил паушальный взнос 800 тысяч рублей и открыл три кофейни в Праге, на прибыль вышла только одна из них — для этого пришлось отказаться от концепции монокофейни и добавить меню с завтраками. В результате одну кофейню Падруль закрыл, другую Цфасман согласилась выкупить по себестоимости. Сейчас он ищет покупателя на кафе, которое приносит прибыль. За всё время работы с «Даблби» Падруль потерял 10 млн рублей.

Виталий Мыздриков внёс паушальный взнос за открытие пяти кофеен в Дубае — по €25 тысяч (примерно по 1,5 млн рублей по курсу ЦБ РФ на конец мая 2017 года) за каждую. Две так и не были открыты, но деньги за них предприниматель не получил. Первая кофейня в Дубае открылась в ноябре 2017 года, ещё две — в феврале 2018 года. Летом предприниматели закрыл все три кофейни, свои убытки он оценивает в $3 млн.

Елена Кузнецова заплатила паушальный взнос в €20 тысяч (1,2 млн рублей по средневзвешенному курсу ЦБ РФ на декабрь 2016 года) для запуска «Даблби» в Барселоне. Бизнес-план Цфасман предполагал €79 тысяч (4,9 млн рублей) первоначальных инвестиций, но ещё до открытия в декабре 2016 года траты достигли €210 тысяч (13 млн рублей). Ещё €44 тысячи (2,7 млн рублей) Кузнецова заплатила человеку, который должен был оформить специальную лицензию для открытия кофейни в Испании, его привела исполнительный директор, назначенная Цфасман. Через полтора года выяснилось, что лицензия так и не получена и заведение работает с нарушениями. 1 сентября 2018 года Кузнецова закрыла кофейню с убытком в €300 тысяч (23,8 млн рублей по курсу ЦБ РФ на 1 сентября).

Читайте также:
Самый дорогой в Италии эспрессо подают в кафе Турина

Кроме этого, франчайзи должны были закупать кофе только у поставщика «Даблби» и оплачивать обучение сотрудников в «Академии “Даблби”» (105 тысяч рублей за человека). Всех сотрудников подбирала компания, партнёры не могли даже заранее познакомиться с ними.

“Я должна заплатить за человека, которого не знаю и не вижу. Одна из девушек, которую я обучила, очень скоро сказала: «Всё, я разочаровалась в “Даблби” — я ухожу». Вскоре выяснилось, что она просто изучала, как работает сеть. У другого франчайзи бариста оказался с уголовным прошлым. Ещё у одного мог уходить в загулы.”

Жанна Шагина, франчайзи кофейни «Даблби» на Большой Бронной.

Что не устраивает франчайзи

Отсутствие договора

Основная проблема почти всех франчайзи сети за рубежом — отсутствие письменного договора с Цфасман. Предприниматели согласились заплатить паушальный взнос и вложить свои деньги в запуск точек, полагаясь только на устные договорённости с Цфасман. Свои решения они объяснили харизмой основательницы «Даблби».

«Анна — волшебный продажник. Она говорит то, что ты хочешь услышать», — рассказала Елена Кузнецова, у которой до партнёрства с «Даблби» уже был десятилетний опыт работы по франшизе. Сейчас предпринимательница признаёт, что её решение согласиться, толком ничего не проверив, было импульсивным.

“Цфасман — манипулятор уровня крутого политика. У неё прекрасная память, она умеет убеждать. Никогда не говорит напрямую, что ей от вас нужно. Выражается туманно, но очень красиво.

Это не франшиза. У «Даблби» нет пакета документов. Единственное, чего я смог добиться через три-четыре месяца — некая инструкция на трёх листочках от 2014 года, как должна работать кофейня. Подружитесь с соседями и везде рассказывайте, что вы speciality, в принципе, в этом вся её суть.”

Виталий Мыздриков, пытался развивать «Даблби» в Дубае.

Отсутствие помощи

Цфасман и московский офис «Даблби», по словам франчайзи, практически не участвовали в организационных вопросах и не оказывали поддержки в решении сложных ситуаций.

“Когда ты входишь в бизнес, готов инвестировать в него, ты им интересен. Как только у тебя начинаются проблемы, они устраняются.”

Елена Кузнецова, пыталась развивать «Даблби» в Барселоне.

“Фактически мы запустили свой собственный бизнес, просто открывались под брендом «Даблби», который для западной публики был пустым звуком. Мы потратили уйму денег, нервов и времени, чтобы этот бренд узнали в Чехии. Занимались рекламой, участвовали в выставках. Все просьбы оплатить услуги маркетолога были проигнорированы московским офисом.”

Владислав Патруль, пытался развивать «Даблби» в Праге.

В то же время собеседники РБК рассказывают, что Цфасман каждый раз удавалось убедить их работать дальше: основательница «Даблби» обещала, что вложения вот-вот окупятся, и рассказывала об успехах франчайзи в других странах.

Когда в середине 2016 года Падруль заявил, что больше не готов вкладывать деньги «непонятно во что», Цфасман пообещала взять бизнес в управление и окупить издержки.

“Договорённость была такая: через два-три года они выведут бизнес на прибыль, а потом передадут обратно нам. Они один-два раза перечислили деньги — и всё. От них приезжала девочка-управляющая, но через два месяца уехала, ей не смогли оформить визу. Да она ничего толком и не делала, всем занимался я. На этом их участие закончилось. Все операционные расходы нёс я.”

Виталий Мыздриков не верил в моноформат кофейни и спорил с Цфасман, что такой концепт в Дубае не будет популярен, поскольку местные жители не ходят просто попить кофе и с порога спрашивают, что есть из еды. Основательница «Даблби» отмела эти сомнения фразой «Мы будем формировать привычку». Цфасман пообещала взять на себя маркетинг, PR и общение со СМИ.

“Цфасман выбрала одно из самых дорогих PR-агентств в Дубае, от общения с которым быстро устранилась. Потратив немалые деньги и не получив никакого результата, я обратился к ней с вопросом, за что же заплатил. И получил гениальный ответ: «Они у вас там работать не умеют». На этом весь PR со стороны Анны и закончился. Ничего из обещанного, кроме унылого Instagram, который контролировался из Москвы, я не получил.”

«Анна Цфасман не развивает компанию — она работает на личный бренд», — подытожила Кузнецова. Поговорив с другими франчайзи «Даблби», предпринимательница узнала, в сложной ситуации оказалась не только она: кофейни, работавшие в Риге, Минске, Тюмени, Нижнем Новгороде, либо закрылись, либо планировали закрыться.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: